Китайская семья и быт в Китае

Китайская семья и быт в Китае

Жилье в Китае

Правила строительства одинаковы и для домов, и для храмов, и для дворцов. Все здания имеют прямоугольную форму, их размеры определяются расстояниями между осями колонн. Иероглиф, который мы индифферентно переводим как «дом» или «семья» (цзя), буквально обозначает совокупность людей (членов семьи, челядь, рабов) и строений, которые служат для первых помещениями.

Идеальное жилище семьи состоит из нескольких дворов, окаймленных жилыми домами и вспомогательными помещениями, обычно имеющими лишь один этаж, гораздо реже — два. Эти дворы разделяются зданиями, в центральной части которых находятся двери, под ними порог, который достаточно высоко поднят, с тем, чтобы не позволить проникнуть в жилье ползучим духам. Самые богатые жилища имеют, даже в городе, сады, которые можно обозревать из крытых галерей. Именно в эпоху Тан (618—907 гг.) начали поднимать уголки кровель — это была дорогостоящая мода, сначала она коснулась лишь храмов и дворцов, однако достаточно быстро она распространилась на все дома богатых семейств.

Дом, в принципе, служит кровом для нескольких поколений, хозяин дома живет в задней его части. Главное помещение находится в самой глубине, на оси, идущей от основной двери, — там находится алтарь предков, обставленный соответствующей мебелью (кресла и низкие столы). Только одни двери выходят прямо во внешний мир. Окна красивых домов, выходящие во дворы или в сады, украшены деревянными планками, составляющими определенный геометрический рисунок, закрываются они промасленной бумагой.

В китайском доме эпохи Тан было немного мебели: сиденья и столы (низкие столики, столы обеденные, письменные, для музыкальных инструментов) составляли вместе с сундуками для одежды основную часть мебели, к которой следует прибавить полки, скамеечки и особые шкафы-витрины, где были выставлены древние или драгоценные предметы, и, конечно, домашний алтарь со своим столом для приношений. Жаровни зимой или резервуары со льдом летом согревали или охлаждали помещения, служившие для приемов. На стене были параллельно друг к другу выписаны изречения — наставления или цитаты, напоминающие о деяниях или о личности главы семьи или его предков, иногда были изображены их портреты. Хозяин дома мог иметь библиотеку; книги, листья которых были сшиты гармошкой, были сложены стопками в шкафчики, впрочем, на их месте мог находиться какой-нибудь красивый предмет. На письменном столе располагались «четыре сокровища» ученого: брусок сухой туши, тушь, кисти и бумага. В этом месте он принимал наиболее близких для себя гостей, своих детей и в некоторых случаях, в эпоху Тан, свою супругу, если у них была духовная общность, имевшая гуманитарную основу.

Первый двор был весь огорожен стенами и представлял собой род прихожей, ведущей к главным дверям. Спальные комнаты обычно были маленькими. В доме существовали и такие удобства, как баня и туалет.

Конечно, бедные люди не жили в таких жилищах. Они обитали в маленьких домах, иногда двух- или трехэтажных, удобства в них были весьма условными. Спать людям приходилось, сбившись в каждой комнате в кучу. Между тем были некоторые постоянные элементы: отсутствие окна, выходящего на улицу, высоко поднятый порог, центральный двор и общие принципы конструкции обнаруживались повсюду.

Клан и семья

Китайская семья, основная ячейка общества, которое целиком построено по ее образу, базируется на паре, образуемой двумя супругами. Мужчина фактически может иметь лишь одну главную жену, другие же могут являться или второстепенными супругами (их часто обозначают по очередности их вхождения в семью: вторая супруга, третья…), или сожительницами. Эта семья связывается в форму родства узами ритуального характера (культ, возносимый общему предку), экономического (финансовая помощь, предоставляемая члену клана в случае нужды, поиск наследников усопших в случае отсутствия у них детей) и юридического (запрет заключать брак с человеком, который носит то же самое семейное имя, казнь родни преступника в особо тяжелых случаях). Клан, сообщество людей, являющихся выходцами из одного места и носящих одинаковые семейные имена, в конце XX в., после нескольких десятилетий перерыва, вновь взял на себя ту же роль (проявляющуюся, к примеру, посредством инвестирования капитала из заграницы в родовое место жительства клана), которую он уже играл в жизни Китая в эпоху Тан (618—907 гг.). Принадлежность к семье и к клану определяется фигурой отца. Супруга покидает свое родовое гнездо и становится членом семьи своего мужа. Таким образом, теперь предкам своего мужа она воздает почитание, даже если она сохраняет свой собственный патроним на протяжении всей жизни . В простых семьях зачастую бывает так, что девочку практически удочеряют как будущую невестку, и так она очень рано входит в семью своего мужа.

Супруги и сожительницы

а) Главная жена пользуется важными прерогативами: единственная подлинная хозяйка дома, она является законной матерью и признается в таковом качестве всеми детьми семьи. Разводы возможны, но они строго регламентируются. Они могут осуществиться по мотивам судебного порядка (осуждение одного из супругов дает другому возможность развестись) или в случае явной измены со стороны женщины. Разводы не столь часты, поскольку брак, помимо всего прочего, понимается и как альянс между семьями, разрушение которого — дело деликатное. Разрыв брачных уз в ряде случаев приводит к требованиям возмещения убытков, к примеру, возвращения приданого.

б) Второстепенные жены, в принципе, находящиеся под властью главной жены, входят в семью через заключение брака, и отвергнуть их совсем нелегко. Дети, которых они приносят в мир, согласно ритуальным правилам, считаются детьми хозяина дома и главной супруги. Семья, находящаяся на более низком социальном уровне, чем семейство предполагаемого будущего мужа, может считать себя польщенной, если одна из ее дочерей будет принята в это семейство на правах второстепенной супруги.

в) Сожительницы не имеют почти никаких прав. Покупаемые как рабыни, они могут быть прогнаны или перепроданы, и их статус ближе к статусу прислуги, чем к статусу второстепенных жен. Что касается их детей, то они могут быть признаны и официально приняты в семью четой хозяев либо же могут остаться на положении прислуги в доме.

Дети

Цель брака — обеспечить долговечность семьи, и, таким образом, заиметь, по крайней мере, одного сына, который смог бы продолжить поддержание культа предков. Одна поговорка гласит, что если супруга к своим тридцати годам не подарила мужу ни одного ребенка, то ее долг — продать свои драгоценности, с тем чтобы купить ему сожительницу. Однако существуют и другие средства обеспечить потомство. Если у супружеской пары нет сыновей, но лишь одна или несколько дочерей, то глава семьи всегда может усыновить зятя, дать ему свое имя и сделать его своим сыном, который сможет отправлять культ предков. Другая возможность заключается в усыновлении сына одного из своих братьев, уже являющегося членом семьи, который также станет полноправным сыном того, кто его усыновит. Наконец, остается возможность прибегнуть к усыновлению с внешней стороны, которое зачастую представляет собой замаскированную покупку, если не идет речь о простой, не замаскированной покупке. Таким образом, мы видим, что ритуальная и социальная обязанность обеспечить потомство мужского пола может выполняться с использованием большой изворотливости в плане используемых средств.

Как это имеет место и в делах другого рода, выбор той или иной процедуры усыновления зависит от социального уровня семьи и ее средств.

Интимные отношения

Эпоха Тан (618—907 гг.), без сомнения, выделяется в истории Китая наличием наиболее либеральных нравов. Случающиеся встречи между молодыми людьми обоих полов нередко приводят к тому, что браки заключаются ввиду возникшего взаимного влечения двух будущих супругов, хоть это и не вписывается в установленные порядки. После того как двое молодых людей познакомились и условились о реализации взаимных намерений, следует та же самая процедура (обращение к посреднику, отправка посланца и т.д.), что и в случае брака, предрешенного семьями жениха и невесты.

Глава семьи обязан исполнять свой супружеский долг в отношении своих жен и сожительниц. Понятно, что в таких условиях сексуальная роль, играемая куртизанками увеселительных кварталов, проходит на втором плане — после проявления ими общественных талантов. Речь идет о наличии талантов литературного и компанейского плана: общая культура, способность к светскому общению, любовь к шахматам, к игре на музыкальных инструментах, к танцам и т.д. Так, один из сортов бумаги был изобретен известной куртизанкой эпохи Тан; и тем, что мы до сих пор располагаем многочисленными любовными поэмами, мы обязаны обитательницам увеселительного квартала Чанъаня. Прежде всего, в качестве постоянного украшения пиров и увеселительных мероприятий упоминают тексты той эпохи куртизанок, окруженных группами молодых блистательных людей или богатых негоциантов. Некоторые из этих молодых женщин поддерживают, кроме того, «официальные» связи с высокопоставленными персонами.

Кроме того, роль куртизанок ценится как в Китае эпохи Тан, так и на сегодняшнем Западе во время коммерческих или политических переговоров: умело выбранные молодые женщины могут обеспечить продвижение по службе чиновнику или помочь заключению договора. При этом не пренебрегают и их талантами, требуемыми в спальне. Тексты эпохи Сражающихся царств (453—222 гг. до н.э.) уже принимают во внимание использование этого рода дипломатического оружия.

Социальное положение куртизанок отнюдь не постыдно. Они занимают признанное место в обществе и ни в коем случае не приравниваются к проституткам, которые не пользуются никакими гражданскими правами. Известные и чествуемые женщины, куртизанки появляются на официальных приемах, выбирают себе любовников; зачастую их перекупают богатые покровители, которые от случая к случаю используют их таланты в плане сбора информации в политической и финансовой среде, где они обычно вращаются.

С проститутками дело обстоит совершенно иначе. Принадлежат ли они частному лицу или государству (в результате осуждения, наличия родственных связей с человеком, приговоренным к тяжелому наказанию, или же являясь военной добычей), находятся в самом низу социальной лестницы. Они заточаются в дома терпимости, откуда их выпускают лишь для выполнения ими тяжелых принудительных работ (уборка улиц, опорожнение выгребных ям и т.д.).

Наконец, в противоположность установлениям последующих эпох, особенно при Мин (1368— 1644 гг.) и Цин (1644—1911 гг.), замужние женщины в эпоху Тан имеют свободу передвижения, которая обеспечивает им частые выходы в свет, присутствие на собраниях и, если представится случай, связи вне своей семьи. Кроме того, бывает так, что они участвуют в пиршествах в компании своих супругов.

Гомосексуализм не более и не менее част и допускаем в обществе в Китае эпохи Тан, чем в классической Европе. Становясь модным, когда ему предается сам император, он вновь обретает сдержанные формы, со своими определенными местами увеселений и проституции, в период следующего правления. Между тем следует заметить, что гомосексуализм противоречит и учению тантрического буддизма, использующего эротическое искусство как инициационный путь, ведущий к обретению мистического знания, и даосской эротико-медицинской дисциплине должного поведения в спальне. Эта последняя, умело гармонизируя циркуляцию сущностей инь, женских, но присутствующих также и в мужчине, и ян, мужских, но присутствующих также и в женщине, призвана обеспечить своим адептам, откровенно говоря, преимущественно мужского пола, более продолжительную жизнь и цветущее здоровье.

 

 

Запись опубликована в рубрике Китай с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Китайская семья и быт в Китае»

  1. Марья Ивановна говорит:

    Красивый домик. И я хотела бы в таком жить:)

  2. Мачо говорит:

    А как с ентыми китайскими куртизанками можно познакомится?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Капча загружается...