Расцвет династии Тан

Расцвет династии Тан

Закон устанавливал систему контроля над всей экономической жизнью страны, денежная система подверглась ряду последовательных девальваций, была введена монополия государства на рыбный и лесной промыслы. Применение этих мер, жестко регламентирующих всю производственную и распределительную деятельность, потребовало установления исключительно строгой администрации, которая, естественно, вскоре стала непопулярной. Регулируемый сверху курс денег, все более и более обесценивавшихся, был еще одной причиной недовольства. Наконец, плохие урожаи и случившиеся наводнения еще более дезорганизовали экономику страны.

Снова вспыхнули крестьянские восстания и возникли организованные отряды (такие, как «краснобровые»). В то же самое время вновь разгорелись скрытые конфликты на северных границах империи. Со всех сторон послышался ропот недовольства, императора называли узурпатором, не обладающим Небесным мандатом. Несколько князей семьи Хань подняли вооруженные мятежи, и в 22 г. н.э. Чанъань был захвачен легитимистами. Ван Маня убили, а его череп был помещен в имперскую сокровищницу (там он хранился до самого конца правления династии Хань). После двух лет беспорядков «краснобровые» овладели Чанъанем. Среди всех князей династии Хань, объединенных в союз, двое имели серьезные основания занять императорский трон. Было достигнуто соглашение в отношении кандидатуры одного из них — Лю Сюаня, который был убит в ходе разграбления Чанъаня отрядами «краснобровых». Другому претенденту — Лю Сю было суждено установить свою столицу в Лояне, на территории нынешней провинции Хэнань. В 25 г. он стал основателем второй династии Хань, названной поздняя Хань, или западная Хань. В 27 г. Лю Сю разгромил армию «краснобровых». Вместо того чтобы казнить пленных мятежников, он, проявив немалую предусмотрительность, смог привлечь в свою армию несколько десятков тысяч крепких бойцов из числа бывших противников.

Известный под именем Гуан У-ди, Лю Сю правил с 25-го по 57 г. В период его правления было подавлено вьетнамское восстание, и в этой стране установилось китайское господство почти на тысячу лет. Снова оказались подчинены китайской власти сюнну — отчасти из-за их внутренних междоусобиц. Что касается внутренних дел, то правительство Гуан У-ди вело такую эффективную политику, что с 30 г. удалось сократить налоги на две трети. Три последующих императора, правившие между 57-го и 105 г., продолжили работу Гуан У-ди в экономической и военной областях, обеспечив всеобщий порядок и процветание в стране. Вновь был взят под контроль Великий шелковый путь. Три крупных военачальника, МаЮапь, Бань Чао и БаньЮїі, чьи таланты проявились на протяжении нескольких десятилетий, обеспечили славу первого века правления поздней Хань. Два историка этой эпохи, Бань Гун Бань Чжао, брат и сестра славного завоевателя Бань Чао, составили хронику предыдущей династии ранней Хань, утвердив таким образом историографический порядок, которому подчиняется даже Китайская Народная Республика.

От времени смерти Бань Юна до наступления эпохи упадка Хань прошло лишь двадцать пять лет. В середине II в. Ban Фу в «Речах отшельника» рисует поражающую воображение картину народной нищеты, широкомасштабной коррупции и становящегося все более частым насилия, которым сопровождаются набеги тибетского народа цяп. Таковы, по сути, три основные причины упадка династии. Жизнь императорского двора была посвящена почти исключительно внутренней борьбе между соперничающими группировками (евнухов, ученых, кланов императриц и т.д.). В этот период сложилась парадоксальная ситуация: произошел значительный рост капиталов, которые в силу их неудовлетворительного распределения в конце концов послужили основанием для установления внутреннего мира и процветания. Население, еще в начале новой эры, составлявшее 57 млн человек, через два века, к концу правления династии поздняя Хань, выросло почти вдвое. Как замечает Ван Фу, значительная часть талантов и энергии была тогда отдана на службу личным амбициям, сталкивавшимся между собой, ослаблявшим основы общества и расчищавшим путь захватчикам-«варварам», всегда готовым начать грабить своего богатого соседа.

Однако в два последних века правления династии Хань не было недостатка ни в ярких личностях, ни в знаменитых писателях самых различных течений, ни в значительных нововведениях. В это время в Китае: распространяется буддизм; появляется бумага; тексты распространяются способом тиснения, являвшегося первой формой книгопечатания; посылаются экспедиции для исследования отдаленных земель. Ремесленное искусство достигло к тому периоду непревзойденного совершенства, особенно в области лаковых изделий и скульптуры. По всей стране шел систематический поиск талантливых людей, императорская библиотека была исключительно богата, администрация, структура которой будет воспроизводиться на протяжении последующих веков, была поднята на борьбу с князьями и крупными собственниками. Но, к несчастью, ничто не помешало Китаю вновь погрузиться в состояние общего беспокойства. В этих условиях личность императора, на котором лежала вся полнота ответственности по обеспечению нормальной жизни общества, должна была играть ключевое значение. Но на троне находился ребенок и потому внутренние распри свободно стали раздирать дворец и всю страну. Поэтому нескольких десятилетий хватило для того, чтобы рухнул неустойчивый и хрупкий мир в империи.

В 184 г. разразилось восстание «желтых повязок». Сначала оно было крестьянским и имело также сильную даосскую окраску. Восстание объединило несколько сот тысяч ревностных приверженцев даосизма, организованных в округа — одновременно религиозные и административные. Изнурительная борьба с этим мощным народным выступлением, неоднократно возобновлявшимся после каждого поражения, отняла последние силы у династии. Пользуясь анархией и безвластием, военачальники выкраивали себе территории. Двор был бессилен и уже ничто не говорило о существовании силы, способной бороться с разгулом насилия и беспорядками. Исключительно одаренный военачальник, выдающийся деятель, оставивший свое имя в истории Китая и в качестве стратега, и в качестве поэта, Цао Цао вошел в столицу Лоян со своими войсками в 196 г. и провозгласил себя «защитником трона». Он сразу же выдал свою дочь замуж за императора и прежде всего, попытался утвердить свою власть в Северном Китае, самой богатой части империи. Но у него были два соперника, оспаривавших его верховенство, которые также присвоили себе обширные территории: это Сунь Цюань, захвативший территорию на юге, и Лю Бэй, член императорской семьи Хань, захвативший Сычуань («Бассейн «четырех рек»»). Поэтому история назвала эпохой Трех царств период, последовавший за объявлением о потере прав последним императором династии Хань в 220 г., которое было сделано сыном Цао Цао, присвоившим себе императорский титул.

Потомки Цао Цао, умершего также в 220 г., правили в северной части Китая со столицей в Лояне. Они основали империю и династию Вэй (220— 265 тт.). Лю Бэй, окруженный своими верными легендарными богатырями Гуапь Юем, Чжап Фэем и Чжугэ Ляпом, еще одним стратегом и поэтом, также считался императором и законным наследником Хань (так об этом говорит история). Он основал империю Шу и династию Шу Хань, или малая Хань (221—263 гг.) со столицей Чэнду на территории нынешней провинции Сычуань. Что касается Сунь Цюаня, то он провозгласил себя императором, как и два его противника, и основал империю и династию У (229— 280 гг.), установив свою столицу в Цзянье, нынешнем Наньцзине (Нанкине). Борьба между тремя царствами привела к появлению эпического цикла, равного по своей масштабности «Песне о Роланде. Герои этой эпопеи известны всем китайцам, и сегодня их можно встретить в бесчисленных рассказах, балладах, поэмах, комиксах, фильмах и фельетонах.

Между 280 и 316 гг. династии Западная Цзинъ удалось вновь объединить китайские земли. С 317 по 420 г. вторая династия Цзинь, так называемая Восточная Цзинь, заняла юг, в то время как северные провинции разделились на шестнадцать «варварских» царств. Последующий период, с 420-го по 589 г., назван китайскими историками Периодом южных и северных династий.

Эти три века политической и экономической неустойчивости все же не помешали: организации ирригационных работ, проводившихся в некоторых из этих автономных княжеств-государств; существованию торговых отношений; основанию крупных буддистских монастырей; образованию обширных сельскохозяйственных поместий, внутри которых наблюдались относительный порядок и покой. Кстати, следует сказать, что некоторое число народных восстаний было организовано буддистскими монахами. Население между тем уменьшалось, особенно на Севере, где давление со стороны «варваров» было наиболее сильным, повсюду царили неуверенность и перед приближающейся опасностью. Никто не знал кому можно было довериться. Однако в такое неблагоприятное время происходит расцвет интеллектуальной и духовной жизни.

Именно тогда в просвещенной среде появилось обыкновение предаваться «чистым разговорам» (цинтань), представлявшим удивительную смесь из поэзии, эрудиции и интеллектуальной утонченности. «Новое зеркало мира» («Шишо синью») Лю Ицина предоставляет нам ряд известных, весьма сложно организованных примеров такого рода. Именно в ту эпоху появились важные теоретические работы о литературном искусстве (Цао Пи, Лю Се), живописи (Се Хэ), музыке (Цзи Кап). Тогда же каллиграфия достигла особого совершенства, и с той поры ее всегда будут ставить в образец (Baн Сичжи). Были изданы классики даосизма (Дао дэ цзин, Чжуан-цзы, Ле-цзы), ученые пристально изучали древние тексты, составляя к ним комментарии, порой неподражаемые (Ван Би). Насколько социальный и политический образ этого времени представляется нестабильным, подразумевающим полное подавление культуры и искусства, настолько литературные и художественные произведения этого времени представляют образцы невиданного совершенства.

Одним из следствий таких пертурбаций было создание на юге страны столицы, ставшей центром культуры и искусства. Названный сначала Цзяиье, а потом Цзяпкаи, этот город, построенный на месте нынешнего Наиьцзииа (Нанкина) стал прибежищем китайской цивилизации где она на время могла быть защищена от «варваров», захвативших Северный Китай.

Но и север страны не погиб при очередной оккупации, «варвары», в данном случае грозные табгачи (на китайском — тоба) подверглись мощному китайскому влиянию в эпоху Южных и Северных династий. (Подобное случилось еще раньше с тибетцем ФуЦяпем, основавшим китаизированную империю, где конфуцианство занимало привилегированное положение и где также оказывалось покровительство буддизму.) Использование китайского языка было вменено в правило всем должностным лицам династии Тоба царства Вэй, позднее китайский стал единственным языком двора, китайская одежда сменила тюркскую, верования религии тоба, которые не согласовались с конфуцианством или буддизмом, были отвергнуты. Столица, наконец, была перенесена в Лоян в 494 г. Буддизм находился в большом почете как при северном, так и при южном дворах: были сооружены величественные святилища, такие, как в пещерах Лунмэнь, к великому неудовольствию ученых-конфуцианцев, шокированных стоимостью подобных начинаний, в то время как паломники официально отряжались в Индию для сбора священных текстов. Во второй половине VI в. в Чжэцзяне был основан монастырь Тяньтай, постоянно действующий, он дал основу одному из буддистских течений, очень влиятельному в Японии. Даосизм и конфуцианство существовали наряду с буддизмом, что явствует из многочисленных текстов, изданных в эту эпоху.

Несмотря на раздробленность Китая, память о былой славе династии Хань еще не была забыта, и не один император последующих недолговечных династий вдохновлялся конфуцианскими реформами Хань, пытаясь вновь навести порядок в дезорганизованном мире. Яп Цзяпь был одним тех, кому вновь выпало реализовать мечту о единстве. Он был министром при монархе-ребенке династии Бэй Чжоу (Северная Чжоу). Узурпировав власть, он завоевал Южный Китай и основал в 589 г. династию Суй, столицей которой стал Чанъань. Умелый политик, Бэй Чжоу сумел одновременно организовать порядок как внутри страны, так и вне страны. Он жил достаточно долго — жизнь его протекала на глазах сына, который и убил отца с целью пораньше сесть на трон. Восшествие отцеубийцы на трон было обставлено с большой роскошью. Ян-ди (604—617 гг.) частично прорыл (и частично восстановил) Великий канал, который связывал Чанъань с устьем реки Янцзы, значительно облегчая связь между севером и югом империи. Этот монарх обогатил великолепную императорскую библиотеку, заложенную его отцом; он выстроил роскошные дворцы. Казалось, что во всем ему сопутствует успех, но наступил период тяжелых неудач, — одна за другой терпят крах две его военные корейские экспедиции. Тюркские царства воспользовались этими неудачами и начали восстания. Налоговое бремя и общее напряжение экономики, вызванное военными кампаниями, оказались катастрофическими. В очередной раз империя была готова распасться в случае, если бы не нашлась очередная твердая рука.

Ли Юаню, уроженцу древнего рода Западного края, выпала судьба стать спасителем империи. Побуждаемый своим сыном, — хорошим стратегом, и талантливым администратором — он захватил Чанъань и основал династию Тан в 618 г. За этим последовали многочисленные перипетии, под конец которых Ли Юань уступил свой трон сыну, Ли Шимипю. Он был одним из самых значительных императоров в истории Китая. Ныне он известен под своим посмертным именем Тай-цзуп (627—649 гг.). Правление Тай-цзуна знаменует начало особенно счастливого, благополучного периода в истории Китая, оставившего глубокий отпечаток в памяти народа.

В 624 г. была начата аграрная реформа, которая предусматривала равное распределение земель и налогообложения доходов между всеми крестьянами. Государство стало единственным эмитентом денег, функционирование правительства и администрации было полностью реорганизовано, была восстановлена система госэкзаменов, и правосудие отныне стало основываться на Кодексе династии Тан.

Тай-цзун сделал попытки сократить численность приграничных народов: восточных тюрков (туцзюе) Монголии, затем западных тюрков Туркестана, были предприняты военные действия против князьков оазисных районов Великого шелкового пути. Царь Тибета взял себе в жены китайскую принцессу. Тай- цзун направил послов в Индию и Японию, имея целью возвестить повсюду о китайском верховенстве. Япония взяла себе на вооружение китайскую модель (план столицы, политические институты, администрация, система письменности); Корея же, в целом сопротивляясь китайскому завоеванию, продолжала, однако, подвергаться мощному китайскому влиянию.

Следует сказать, что ввиду исключительной организации управления государством Тай-цзун оставил о себе память как о выдающемся правителе. Для того чтобы Китай обрел то величие, которое он когда-то имел, Тай-цзун ориентировался на устои идеологии династии Хань. Он усовершенствовав их таким образом, что в результате была построена самая оригинальная в своем роде государственная система, из всех когда-либо существовавших.

Уголовный кодекс империи Тан был явно менее суровым, чем предыдущие; вся административная структура была тщательно отлажена до невиданной ранее степени совершенства. Тай-цзун вел борьбу против широкого распространения крупных владений монастырей, которые стремились избегнуть обложения налогами и перераспределения земель. Его встреча с одной из самых значительных фигур в китайском буддизме, знаменитым паломником Сюаньцзаном, привела к тому, что были несколько умерены усилия по возведению заслона на пути распространения этой религии в Китае. На протяжении четырнадцати лет странствий, Сюаньцзан собирал тексты, информацию самого разнообразного рода и художественные работы, которые он впоследствии привез в Чанъань.

Двадцати двух лет правления Тай-цзуна хватило не только для утверждения мира в стране на целое столетие, но и для укрепления унитарной идеи в Китае. Отныне периоды децентрализации страны будут более редким явлением, при том, что до этого времени они составляли большую часть истории. Правление Гао-цзуна (650—683 гг.), сынаТай-цзуна, проходило под контролем грозной императрицы У Цзэтянь, которая после смерти своего супруга начала править с помощью террора. Ее правление продолжалось до 704 г.

Длительное правление Сюань-цзуна (713—756 гг.) было отмечено расцветом поэзии и живописи. Внезапно получившие широкую известность имена сотен поэтов, художников, каллиграфов могут свидетельствовать о любви императора к искусству и литературе. Сюань-цзун при этом не оставлял без внимания ни дела администрации, ни отношения с соседями империи — тюрками, арабами, тибетцами, которые были либо покорены, либо сосланы в отдаленные районы. Но в 54 года он воспылал страстью к красавице Ян Гуйфэй. Эта любовная страсть стала легендарной, она нанесла роковой удар династии и империи Тан. Правление, столь хорошо начавшееся, потонуло в таком развале и бесхозяйственности, что былой фаворит императора Ань Лушань в 755 г. взял в свои руки руководство армией и занял столицу Чанъань. Император и двор готовы были бежать, но императорская гвардия, сопровождавшая их, подняла мятеж, убила брата и сестер Ян Гуйфэй и потребовала смерти фаворитки монарха. Она была задушена евнухом. Сюань-цзун через некоторое время отрекся от престола.

Эпоха величия Тан закончилась. Понадобилось более десяти лет, чтобы восстановить порядок в империи, чьи правители с той поры до 907 г. растрачивали свои силы в борьбе против провинциальных князей, народов приграничных зон, крестьянских восстаний и мятежей всех видов.

Все это не помешало ни расцвету искусства, ни благоденствию религий (в Китае династии Тан, где процветали буддизм и даосизм, засвидетельствовано существование несторианского христианства, ислама, манихейства). В эту эпоху жил и один из самых крупных конфуцианских писателей — Хань Юй. Торговля испытывала исключительный подъем. И несмотря на мрачную окраску последних полутора столетий, династия Тан осталась для потомков в образе «золотого века».

ОСНОВНАЯ ХРОНОЛОГИЯ

Легендарный период

Три священных правителя и пять императоров (4477-2207 гг. до н.э.)

(Верховные правители-цивилизаторы в эпоху, относительно которой полагают, что в это время возникло сельское хозяйство, медицина, появились жилые постройки, одежда, повозки, лодка, напитки брожения и т.д.).

Последние правители:

Яо (мифологические даты: 2357—2257 гг. до н.э.).

Шунь (мифологические даты: 2257—2207 гг. до н.э.).

Династия Ся (мифологические даты: 2207—1766 гг. до н.э.).

Юй Великий (император-основатель, мифологические даты: 2207—2197 гг. до н.э.).

Цзе (правитель, утративший полномочия, мифологические даты: 1818—1766 гг. до н.э.).

Исторический период

Династия Шан-Инь (предполагаемые даты: 1765-1122 гг. до н.э.).

1 2 3

 

 

Запись опубликована в рубрике Китай с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий на «Расцвет династии Тан»

  1. Перец говорит:

    Щи, минь, у-гу — ну и имена у этих китайцев. Хотя наши имена возможно им тоже кажутся странными))

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Капча загружается...